Мысли из книги «Отверженные»

 

гюгоНа нашем сайте собраны мысли из книги Виктора Мари Гюго «Отверженные». Читайте, наслаждайтесь и учитесь!

 

 

 

 


А мы в иных случаях почитаем прошлое и щадим его всюду, лишь бы оно соглашалось мирно покоиться в могиле. Если же оно упорно хочет восстать из мертвых, мы нападаем на него и стараемся убить.


Зачем наступает час, когда человеку приходится покидать обитель счастья, и зачем после этого еще продолжается жизнь?


Он повторял себе, что, разумеется, ему предстоят тяжелые минуты, но он найдет в себе силы перенести их, как бы ни была жестока его судьба, в конце концов она в его руках, он волен в ней. Он цеплялся за эту мысль.


Какова у человека философия, такова и жизнь. Как постелешь, так и выспишься.


Алмазы можно отыскать лишь в недрах земли; истины можно отыскать лишь в глубинах человеческой мысли.


отверженныеОн не терял мужества, но множество мрачных мыслей утомило его мозг. Он невольно стал думать о другом, о совершенно безразличных вещах.


Стрелка, движущаяся по циферблату, движется и в сердцах людей.


Любопытство подобно чревоугодию. Увидеть — все равно что полакомиться.


Нет ничего более очаровательного и ничего более величественного, чем зрелище свежих, распускающихся душ.


Подобно тому, как множество свитых бечевок образуют канат, нередко огромная глупость является всего лишь суммой глупостей мелких. Рассучите канат, бечеву за бечевой, рассмотрите, каждую в отдельности, мельчайшие решающие причины, приведшие к большой глупости, и вы легко поймете все. «И только-то», — скажете вы. Но скрутите, свяжите их снова — и вы увидите, как это страшно.


В проступках жён, детей, слуг, слабых, бедняков и невежд виноваты мужья, отцы, хозяева, сильные, богатые и учёные.


Неисповедима и священна тайна равновесия весов твоих, о судьба!


Удел множества людей именно таков: проявлять себя наполовину.


Надо признать, что, начиная войну, утопия сходит со своих лучезарных высот. Истина грядущего дня, вступая в борьбу, заимствует методы у вчерашней лжи. Она, наше будущее, поступает не лучше прошедшего. Чистая идея становится насилием. Она омрачает героизм этим насилием, за которое, по справедливости, должна отвечать; насилием грубым и неразборчивым в средствах, противоречащим нравственным правилам, за что она неизбежно несёт кару. Утопия-восстание сражается, пользуясь древним военным кодексом; она расстреливает шпионов, казнит предателей, уничтожает живых людей и бросает их в неведомую тьму. Она прибегает к помощи смерти — это тяжкий проступок.


В мире происходят вещи, которые заставляют усопших пробуждаться в могилах.


Дозволенное зло является одним из проявлений добра.


Существуют обманчивые репутации; порой трудно понять, чему приписать необыкновенную популярность иных полководцев, хотя бы и великих.


Пожинать лавры и стаскивать башмаки с мертвецов — на это неспособна одна и так же рука.


Итак, живя в XIX веке, мы относимся враждебно к аскетическому затворничеству, у каких бы народов оно ни существовало, будь то в Азии или в Европе, в Индии или в Турции. Кто говорит: «Монастырь» — говорит: «болото». Способность монастырей к загниванию очевидна, их стоячие воды вредоносны, их брожение заражает лихорадкой и изнуряет народы; их размножение становится казнью египетской.


Не надо языков пламени там, где достаточно просто луча.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Рекомендуемые статьи: