Изречения из книги «Преступление и наказание»

 

достоевскийНа нашем сайте собраны изречения из книги Ф. Достоевского «Преступление и наказание». Читайте, наслаждайтесь и учитесь!

 

 

 

 


Всё ему некогда, всё ему мешают, а сам лежит и ничего не делает.


Но зачем же они сами меня так любят, если я не стою того! О, если б я был один и никто не любил меня, и сам бы я никого не любил!


А знаешь ли что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят.


Умная женщина и ревнивая женщина — два предмета разные.


Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что—то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.


преступление и наказание книгаЧтобы беспристрастно судить о некоторых людях, нужно заранее отказаться от иных предвзятых взглядов и от обыденной привычки к обыкновенно окружающим нас людям и предметам.


Да и вообще у нас, в русском обществе, самые лучшие манеры у тех, которые биты бывали.


Но тут уж начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа, — но теперешний рассказ наш окончен.


Я же рад встречать молодежь: по ней узнаешь, что нового. Ну—с, а моя мысль именно такова, что всего больше заметишь и узнаешь, наблюдая молодые поколения наши.


Даже чуть не смешно ему стало, и в то же время сдавило грудь до боли. В какой—то глубине, внизу, где—то чуть видно под ногами, показалось ему теперь все это прежнее прошлое, и прежние мысли, и прежние задачи, и прежние темы, и прежние впечатления, и вся эта панорама, и он сам, и все, и все… Казалось, он улетал куда—то, вверх, и все исчезало в глазах его…


Русские люди вообще широкие люди… широкие, как их земля…


При неудаче все кажется глупо!


Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца. Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.


Все в руках человека, и все—то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости… это уж аксиома… Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…


И откуда взялись эти чувства? Напротив, теперь если бы вдруг комната наполнилась не квартальными, а первейшими друзьями его, то и тогда, кажется, не нашлось бы для них у него ни одного человеческого слова, до того вдруг опустело его сердце. Мрачное ощущение мучительного уединения и отчуждения вдруг сознательно сказались на душе его.


Слова еще не дело.


Тварь ли я дрожащая или право имею.


И дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее — несчастна будешь, а перешагнешь, — может, еще несчастнее будешь.


Вот эдакая какая—нибудь глупость, какая—нибудь пошлейшая мелочь, весь замысел может испортить.


Рассказ его жадно слушали; но когда он думал, что уже кончил и удовлетворил своих слушательниц, то оказалось, что для них он как будто ещё и не начинал.


Страницы: 1 2 3 4 5 6

Рекомендуемые статьи: