Мысли из книги «Три товарища»

 

ремаркНа нашем сайте собраны мысли из книги Эриха Мария Ремарка «Три товарища». Читайте, наслаждайтесь и учитесь!

 

 

 

 


Когда ещё хочется жить, то это значит, что есть у тебя что—то любимое. Так, конечно, тяжелее, но вместе с тем и легче.


Когда внезапно оказываешься без денег, друзья скачут прочь, как блохи от мертвой собаки.


Для оскорблённого чувства правда почти всегда груба и невыносима.


Многим людям, носящим траур, уважение к их горю важнее, чем само горе.


— Ты ничего не прощаешь! Я уже давно забыла об этом.
— А я нет. Я не забываю так легко.
— А надо бы…


три товарищаМы за равенство только с теми, кто нас превосходит.


Ты подумай, ведь умереть я всё равно должна была бы. А теперь я благодарна, что у меня был ты. Ведь я могла быть и одинокой и несчастной. Тогда я умирала бы охотно. Теперь мне труднее. Но зато я полна любовью, как пчела медом, когда она вечером возвращается в улей.


Мне было немного грустно. Мне было всё безразлично, лишь бы быть живым.


— А ведь, собственно говоря, очень стыдно ходить по земле и почти ничего не знать о ней. Даже нескольких названий цветов и тех не знаешь. — Не расстраивайся, — сказал я, — гораздо более позорно, что мы вообще не знаем, зачем околачиваемся на земле. И тут несколько лишних названий ничего не изменят.


Может быть, мы так привыкли без конца вкалывать, что даже от какой—то капельки свободы нам и то становится не по себе.


Врач всегда должен надеяться — такая уж у него профессия.


Высказаться — значит облегчить душу.


Я слишком много думаю о тебе. Ты не знаешь, какая здесь жизнь. Сверкающая, прекрасная тюрьма. Стараюсь отвлечься как могу, вот и всё. Вспоминая твою комнату, я просто не знаю, что делать. Тогда я иду на вокзал и смотрю на поезда, прибывающие снизу, вхожу в вагоны или делаю вид, будто встречаю кого—то. Так мне кажется, что я ближе к тебе.


Я, между прочим, ссорился с каждой. Когда нет ссор, значит, всё скоро кончится.


— Робби, то, что ты говоришь, верно только наполовину. — Так обстоит дело со всеми истинами, — возразил я. — Дальше полуправд нам идти не дано. На то мы и люди. Зная одни только полуправды, мы и то творим немало глупостей. А уж если бы знали всю правду целиком, то вообще не могли бы жить.


Я совершаю любую сделку, при которой что—то зарабатываю. Упустить в наши дни выгодную сделку — значит бросить вызов судьбе.


Мы слишком много знаем и слишком мало умеем… потому что знаем слишком много.


Я не мог больше оставаться в доме и вышел. Стало туманно. Вдали шумело море. С деревьев падали капли. Я осмотрелся. Я уже не был один. Теперь где—то там на юге, за горизонтом, ревел мотор. За туманом по бледносерым дорогам летела помощь, фары разбрызгивали яркий свет, свистели покрышки, и две руки сжимали рулевое колесо, два глаза холодным уверенным взглядом сверлили темноту: глаза моего друга…


Когда долго лежишь в постели вот так, как я, то поневоле думаешь о том о сём. И многое, на что я раньше не обращала внимания, теперь кажется мне странным. И знаешь, чего мне уж никак не понять? Того, что можно любить друг друга, как мы с тобой, и всё—таки один умирает.


Мне хотелось сказать ей что—нибудь, но я не мог…. И даже если нужные слова приходят, то стыдишься их произнести. Все эти слова принадлежат прошлым столетиям. Наше время не нашло ещё слов для выражения своих чувств. Оно умеет быть только развязным, всё остальное — искусственно.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Рекомендуемые статьи: