Выражения из книги “Преступление и наказание”

 

достоевскийНа нашем сайте собраны выражения из книги Ф. Достоевского “Преступление и наказание”. Читайте, наслаждайтесь и учитесь!

 

 

 


Преступление есть протест против ненормальности социального устройства.


Я узнал, Соня, что если ждать, пока все станут умными, то слишком уж долго будет…


Пропадай, жизнь! Только бы эти возлюбленные существа наши были счастливы.


Хлеб—соль вместе, а табачок врозь.


Подлец человек! И подлец тот, кто его за это подлецом называет!


преступление и наказание


Вранье есть единственная человеческая привилегия перед всеми организмами.


Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они больше всего боятся…


Человек человеку на сем свете может делать одно только зло и, напротив, не имеет право сделать ни крошки добра, из—за пустых принятых формальностей. Это нелепо.


Действительно все мы, и весьма часто, почти как помешанные, с маленькою только разницей, что «больные» несколько больше нашего помешаны, потому тут необходимо различать черту. А гармонического человека, это правда, совсем почти нет; на десятки, а может, и многие сотни тысяч по одному встречается, да и то в довольно слабых экземплярах.


Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением Вечной книги.


Станьте солнцем, вас все и увидят.


Если убедить человека логически, что, в сущности, ему не о чем плакать, то он и перестанет плакать.


Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.


С одной логикой нельзя через натуру перескочить! Логика предугадает три случая, а их миллион!


Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как—то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.


Народ пьянствует, молодежь образованная от бездействия перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях; откуда—то жиды наехали, прячут деньги, а всё остальное развратничает.


Всё зависит, в какой обстановке и в какой среде человек. Всё от среды, а сам человек есть ничто.


Разве она в здравом рассудке? Разве так можно говорить, как она? Разве в здравом рассудке так можно рассуждать, как она? Разве так можно сидеть над погибелью, прямо над смрадною ямой, в которую уже ее втягивает, и махать руками, и уши затыкать, когда ей говорят об опасности? Что она, уж не чуда ли ждет?


— Любите вы уличное пение? — обратился вдруг Раскольников к одному, уже немолодому, прохожему, ставшему рядом с ним у шарманки и имевшему вид фланера. Тот дико посмотрел и удивился. — Я люблю, — продолжал Раскольников, но с таким видом, как будто вовсе и не об уличном пении говорил, — я люблю, как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно—зеленые и больные лица; или, еще лучше, когда снег мокрый падает, совсем прямо, без ветру, знаете? а сквозь него фонари с газом блистают… — Не знаю—с… Извините… — пробормотал господин, испуганный и вопросом, и странным видом Раскольникова, и перешел на другую сторону улицы.


Всяк об себе сам промышляет и всех веселей тот и живёт, кто всех лучше себя сумеет надуть.


Страницы: 1 2 3 4 5 6

Рекомендуемые статьи: